Прошли

2 ноября о 15:00

Заза Буадзе: Комедия об АТО будет иметь грандиозный терапевтический эффект

Кинорежиссер Заза Буадзе, автор фильмов "Червоный" и "Позывной "Бандерас"", о "провале" своих фильмов, причинах успеха комедий и будущем отечественного кинематографа

Режиссер Заза Буадзе за последние два года снял два резонансных фильма об Украине. "Червоный" посвящен теме украинского национального сопротивления времен СССР, "Позывной "Бандерас" "- теме АТО. И в планах уже следующий фильм, тоже про Украину.

О том, как оно – снимать фильмы про войну, когда эта война еще продолжается, о судьбе украинских фильмов в национальном прокате, планах на следующий фильм он рассказал во время онлайн-конференции Depo.ua.

- Большинство вопросов, которые нам поставили в течение того времени, когда на сайте висел анонс, – про Ваш фильм "Позывной "Бандерас" и несправедливость в отношении него. Много кто возмущается тем, что фильм хороший, но провалился в прокате. Вы тоже так считаете?

Это сложный вопрос. Формально да, когда бокс-офис составляет 2 млн грн при бюджете около 40 млн. Но, с другой стороны, пока что, за редким исключением, украинский фильм не может окупиться в национальном прокате. Тем более такой сложный постановочный, как "Бандерас", военный детектив со всеми сложностями и т. д. Но мне кажется, что, судя по отзывам, судя по резонансу, определенным событием этот фильм все же стал. Хотя бы потому, что в этом жанре это первый такой фильм, и в этом смысле мы, извините за нескромность, - первопроходцы. Вместе с тем я хочу сказать, что жанровое кино – это очень тяжелый путь, но и очень важный, потому что жанровое кино – это очень важная составляющая, если мы говорим о полноценной киноиндустрии. Жанровое кино – это хребет индустрии. Поэтому, видимо, все же кто-то должен был пройти этим путем. Ну, не скажу, что мы совсем уж первые-первые, потому что, если говорить о фильмах на военную тему, естественно, что мы не первые. Есть знаменитые "Киборги", в первую очередь.

Но жанровое все же мы, видимо. Дальше и другие будут работать в этом жанре, сделают лучшие фильмы, в том числе и я собираюсь дальше работать в этом жанре.

Поэтому, отвечая на ваш вопрос: да, формально бокс-офис 2 млн грн – это очень мало.

- Вы на пресс-конференции после пресс-показа несколько раз высказывали желание о том, чтобы как можно больше людей пришли в кинотеатр на фильм. Как Вы потом переживали, наблюдая, сколько людей пришло?

Я - живой человек. Конечно, переживал, я - не робот. Но, к счастью, я в работе, я работаю, у меня в производстве сейчас один фильм, готовятся несколько новых проектов, поэтому закрываться дома и грустить у меня не было времени, и это мне не свойственно вообще.

- Вы уже объяснили о Вашем отношении к использованию слова "провал" по отношению к Вашему фильму, но читатели это слово употребляют, поэтому и я должен повторять. Вопрос от читателя: "Ваш фильм провалился в прокате. Бесспорно, военные фильмы и собственная пропаганда очень нужны. Но почему такой результат, по Вашему мнению? И как долго продержится подход, когда кино у нас не является бизнесом, а лишь растратой, в том числе и бюджетных средств?"

Как говорят в соцсетях (например, то, что я читаю), все жалуются на то, что мало рекламы. Видимо, это была тоже причина и, пожалуй, точно причина. Я не ожидал, что будет бокс-офис очень большой, потому что прекрасно понимаю: еще есть несколько причин. Это и маленькое количество экранов, еще не сформированная привычка нашего зрителя ходить в кино, тем более ходить на украинское кино, - вот все вместе и повлияло, видимо, на то, что имеем то, что имеем. У меня есть один очень хороший пример, связанный с предыдущим фильмом – "Червоный". У него бокс-офис был 3 млн 10 тыс, если я не ошибаюсь, это значит где-то 300 тыс зрителей. Вот сейчас, сегодня, можете проверить в Ютубе, – более 3 млн просмотров. Это говорит о том, что абсолютное большинство стремится дождаться, когда кино появится в интернете. Это очень плохо, но, к счастью, процесс привыкания продолжается, и постепенно, я уверен, что это станет абсолютной традицией для нашего зрителя – ходить на украинское кино. На самом деле, два сезона - это очень мало для того, чтобы это стало частью жизни нашего общества. Но этот процесс продолжается, и самое прекрасное в том то, что у зрителя есть выбор. Уже второй год как одновременно в прокате несколько украинских фильмов разных жанров. То есть есть, из чего выбирать: есть комедия, боевик, исторический фильм, есть артхаусная драма. Это уже очень важный показатель того, что индустрия существует и рынок уже существует. Раз он начинает уже сегментироваться, раз это не просто какой-то бесконтрольный процесс и выход украинского фильма перестал быть чем-то экзотическим, значит рынок крепчает. И это все очень быстро происходит. Еще раз повторяю, что мы сейчас говорим о втором сезоне, который еще не закончился.

Главное, чтобы все это продолжалось - и зритель придет, он обязательно придет, он уже начинает приходить. "Безумная свадьба" - отличный тому пример, абсолютный рекорд (по моим данным, уже 46 млн грн, чего не было вообще, никто не мог себе представить...). В том числе мы не могли себе представить, что у нас такой конкурент будет. Я поздравляю коллег: они, конечно, нас своей мощью задавили.

- Следующий вопрос от читателя: "Очень понравились два Ваших последних фильма. А если бы Вам пришлось снимать в Украине комедию об Украине, то на какую бы тему она была?"

Вопрос замечательный, потому что я сейчас последние несколько дней хожу и постоянно думаю, анализирую в голове первый драфт сценария, который получил от замечательной сценаристки и поэтессы. Не буду сейчас делать спойлеры и называть имена, но мы задумали проект комедийного фильма. И вот буквально несколько дней назад я получил уже первый драфт сценария, и мне не терпится, мне не терпится, несмотря на то, что перед этим проектом будет как минимум два других проекта, мне просто не терпится начать работу над этим проектом. Это комедия. Я не скажу, что она интеллектуальная, но если приводить пример, это больше в стиле одного из моих любимых режиссеров Гии Данелии. Вот в этом духе, при этом это женская комедия: там главные героини – современные украинки.

- Это будет комедия 18+ или как?

Скорее всего да.

- А еще одна читательница интересуется, что для Вас было бы больнее: если бы зритель пошел, но фильм все ругали и критиковали, и кинокритики бы его разорвали в лохмотья, или вот как сейчас, что зритель на фильм просто не пошел?

Критики все равно прошлись, это замечательно, и у нас замечательные критики. Не все, но некоторые, которые традиционно любят пройтись катком, они воспользовались этой возможностью. Я ничего страшного в этом не вижу. Наоборот, это очень интересно. Но конечно же было бы... давайте говорить об идеальной ситуации: было бы замечательно, если бы пришел зритель. Я всем благодарен, кто оставляет свои отзывы в "Фейсбуке" и не только. Недавно я открыл для себя, что, оказывается, на сайте "Киноафиша" есть чат, и для меня это было очень приятное открытие

- И Вы все отзывы читаете?

Я не ищу. Я, правда, не ищу. Но если мне присылают, я смотрю. Знаете, ты в воду бросаешь или голыш, или камешек - и идут концентрические круги. Мне кажется, что мы бросили все же не камешек, и это приятно.

- Следующий вопрос: "Как Вы убедили настоящих воинов АТО играть сепаров? Как они с этим справлялись в душевном плане?"

У нас было очень много встреч. Наши авторы сценария, Артемий Кирсанов и Сергей Дзюба, когда задумали этот сценарий, встречались со многими ветеранами, и эти беседы с ветеранами, дневники одного из них – Сергея Башкова, они стали таким источником вдохновения для написания сценария. И дальше уже, когда началось производство, я встречался со многими, и у нас был отдельный кастинг ветеранов. Мы записывали все эти интервью, анализировали, выбирали. Они все прекрасно понимали, что это кастинг, и среди них нашлось несколько человек, у которых, на наш взгляд, были данные, они органично чувствовали себя в кадре. Я не только о сепарах сейчас говорю.

А те, которые сыграли сепаров, – там повлияло многое: и фактура, и артистические данные, о наличии которых у себя они, возможно, даже и не подозревали. Но да, в конце концов согласились.

Вообще был дух такой очень прочной коллегиальности, братства. Это было очень важно. Я недавно прочитал комментарий в адрес Олега Онищака (это львовский актер, он играл "Индейца"): кто-то из зрителей пишет - мол, я вас поздравляю, трудно себе представить, что вы - актер, а не военный. Дело в том, что Олег никогда в жизни до этого фильма не брал в руки оружие. Вот его и еще шестерых наших актеров мы отправили тогда в Кропивницкий, там есть такой центр подготовки. Их там натренировали по полной программе, чего они не ожидали. Они думали, что это будет веселое времяпрепровождение. На самом деле, их скрутили в бараний рог. Когда мы через некоторое время с продюсером Сергеем Барановым туда приехали, мы просто не узнали наших актеров.

А потом в кадре они работали вместе с реальными бойцами, ветеранами, в том числе в некоторых сценах персонаж "Индеец", о котором я уже говорил, и реальный "Индеец" Сергей Башков работали вместе. И конечно, для наших актеров то, что рядом были эти ребята, конечно, корректировало очень много: они все время контролировали, все время что-то предлагали – это касалось внешнего вида, поведения, как говорить и тому подобное. То есть когда рядом с нашими актерами работали такие люди, это создавало совершенно уникальную атмосферу. И даже был такой случай: мы снимали большую сцену - драка, большое количество людей... Я до этого еще раз хотел бы выразить большую благодарность и Генштабу, и 57-й бригаде, и Одесской академии сухопутных войск. Если бы не их помощь, ничего бы такого не было. Они нам помогли и людьми, и техникой (5-я предоставила 20 единиц техники), и в кадрах у нас в таких сценах военных нет ни одного случайного человека, это все реальные военные или ветераны.

И вот как раз мы снимали большую сцену, где было задействовано около 200 человек в кадре, из 57-й бригады, из Одесской академии курсанты, и вот сцена драки: бьются два наших актера...

- Там, где "Беркут"?

Да, командир ВДВшников, персонаж Олега Волощенко, и командир "беркутовцев" в исполнении Романа Жирова. Кстати, Роман Жиров – харьковский актер, Олег – из Канева. А кстати, Роман – ветеран афганской войны, а Волощенко был одним из тех, кто прошел ту выучку.

- А Башков кого играл?

Имени нет, он - один из военных, один из наших. Не только Башков там, там и Володя Безрукий, позывной Пикассо, как раз именно он приезжал к нам на несколько дней, потом возвращался на фронт, потом опять к нам. Жора Турчак, Саша Абаев, Патрик Оришко (я сейчас боюсь кого-то упустить) - вклад этих ребят просто огромный.

- А главного сепаратиста сыграл настоящий военный?

Он - ветеран АТО, так же как и исполнитель главной роли Олег Шульга, актер Днипровского театра, - он год воевал на севере Луганщины. Главный антагонист – ветеран АТО. Он не актер, в предыдущем моем фильме, в "Червоном", он стоял в массовке. Но он настолько фактурный и талантливый и просто невероятный человек! Конечно, это был риск, когда мы с нашим директором Аллой Самойленко решились на это! И обязательно я должен сейчас поблагодарить невероятного актера и коуча Игоря Колтовского, который сыграл в "Червоном" вора в законе Тайгу, - вот он был коучем этого нашего антагониста, он с ним много работал.

- Следующий читатель спрашивает: "Почему Вы уехали из Грузии - по политическим, личным причинам, там работы не было? Или просто Вы так любите Украину?"

Во-первых, Украина с детства – часть моей жизни, и исторически моя семья связана с Украиной. Я переехал в Украину 11 лет назад, случайно. Мы с моим другом, замечательным украинским кинорежиссером Тарасом Томенко познакомились в Берлине. Я и он были стипендиатами программы для кинематографистов, мы подружились и стали вместе писать сценарий. Но потом на некоторое время меня пригласили в Грузию (там впервые создали фабрику телесериалов и определенный пул режиссеров и сценаристов), я поехал туда. Это продолжалось три года, и все это время мы вяло писали сценарий с Тарасом, потому что не было времени. Потом появилось какое-то окно, он попросил, чтобы я приехал на месяц. Я жил у него на даче: сидели, писали, работали, еще были какие-то встречи. Я случайно познакомился с продюсером, который предложил мне снять фильм. Я согласился. (Это когда мы еще телефильмы снимали.) Я снял и уже монтировал, когда он предложил следующий фильм, потом третий. Так пошло. Потом в 2010 году, когда появилась перспектива снимать большое кино, первые питчинги, у меня как раз был проект, из-за которого и произошла та наша встреча, – он назывался "Урсус – кавказский бурый медведь", я там автор сценария. Вот мы с ним участвовали в питчинге, победили, потом следующий питчинг. И так пошло, я пустил корни и благодарен судьбе за это.

- То есть никакой трагической истории за этим не стоит?

Нет, ничего такого. Я - фаталист, верю, что ничего случайно не происходит. И благодарен Верховному автору, что он так поступил с этим персонажем.

- Читатель интересуется, кого из известных голливудских актеров Вы бы взяли на роль Степана Бандера, если бы снимали фильм о нем с неограниченным бюджетом?

О, не знаю, это вопрос сложный. Возможно, это человек, который кое-что знает. В первом питчинге мы принимали участие с двумя проектами. Первый - "Урсус", по которому в этом году закончилось производство и который в следующем году, видимо, выйдет, - это ко-продукция Украины, Германии, Болгарии, Грузии. А второй, он тогда не прошел. И я не сомневался, что он не пройдет, но он до сих пор ждет своего часа. Видимо, это имеет в виду автор вопроса. Это проект, который называется "Любовь убийцы", это история Богдана Сташинского и его жены. Богдан Сташинский – убийца Бандеры. И там в этом сценарии есть эпизод убийства Бандеры, да. На роль Сташинского и его жены у нас были кандидаты, но до Бандеры дело не дошло, он там – эпизодический персонаж.

- Думаю, что такой вопрос возник потому, что на фильм о Бандере есть социальный запрос, и это в любом случае был бы скандальный фильм. Поэтому все постоянно думают, кто же снимет о Бандере.

Я не собираюсь снимать про Бандеру, у меня нет такого проекта, честное слово. Но есть проект о его убийце.

- Читатель спрашивает: "Какой последний фильм, который вызвал у Вас искренние слезы?"

Уфф, слезы... Я - человек сентиментальный, у меня это часто происходит. Но так вот сейчас прямо и не вспомню.

- Ну может, что-то раньше?

Мы сейчас работаем над проектом, который должен запуститься на днях. Это проект – победитель Минкультовского конкурса, это история тоже связана с АТО, но другая по жанру. Мы уже над ней работаем и вспоминаем какие-то референсы. Как всегда бывает, нам всегда нужен плацдарм, чтобы все говорили на одном языке, чтобы вся творческая группа знала, о чем кино. В последнее время мы часто встречаемся, и вспомнился фильм "Отец солдата". Молодежь его совсем не помнит, он 60-х годов, грузинское кино. В свое время он был мегапопулярен, на фестивалях побеждал как минимум за главную мужскую роль, и я пересмотрел недавно. А этот фильм я помню с детства. В детстве я его пересмотрел десятки раз, и в детстве я ревел. А сейчас прослезился. Финал меня опять убил. Я рекомендую всем "Отец солдата", это большое кино.

- А самое смешное кино, по Вашему мнению? Какое кино Вы бы назвали самым смешным фильмом всех времен?

Опять же, я, наверное, сейчас назву кино, которое молодые не знают. В моем детстве был американский фильм "Этот безумный, безумный, безумный мир". Я помню, что в детстве ничего смешнее я не смотрел, я каждый раз просто умирал от хохота. Вот видите, все эти воспоминания связаны с детством. Пожалуй, это правильно, потому что тогда формируется и вкус, и твое отношение к кино. Там корни все же. А у меня к кино как было персональное отношение, так и есть, все мои любимые фильмы связаны с чем-то из моей личной жизни.

Есть такой сайт, он время от времени проводит опросы среди украинских режиссеров о десяти самых любимых фильмах. И когда мне предложили, я их предупредил, а потом оказалось, что все то же самое говорят: ну невозможно сразу назвать десять. Вот сейчас я могу назвать 10 любимых фильмов, а спросите завтра – это будет совсем другая десятка. Тогда меня вот так застали, я назвал то, что пришло на ум, и среди них был фильм американский, 70-х годов, он назывался "Новый центурион". Его тоже только фанаты кино помнят. Почему я его вспомнил? У нас была традиция - отец, я, мой младший брат, ну и мама, и сестра, но чаще мужчины нашей семьи, отец и мы с братом, ходили в кино. И учитывая, что папа работал и постоянно был занят, мы ходили на сеанс на 21 час традиционно. Отец очень любил кино, американское кино, жанровое кино. И мы пошли как-то на этот фильм. Была зима, в половине одиннадцатого кино закончилось, мы возвращались домой через парк. И какие-то хулиганы появились там. А мой отец, он никогда не был спортивный, он был толстый. Адвокат. Нас обступили эти хулиганы, я испугался, конечно, и мой брат испугался - мы были малы. А это были большие ребята.

Там не было драки. Я до сих пор не понимаю, как мой отец смог так, что они испугались.

- Он - адвокат. Может, он их убедил?

Нет! Не бла-бла-бла, он просто защищал своих детей. И этот фильм, "Новый центурион", о полицейских, где один из главных героев - Энди Кельвински - все время говорил о кодексе чести. И вот тот фильм о копах, где главное – кодекс чести, и этот случай с моим отцом - они для меня объединились. У меня только такое отношение к фильмам.

- Вопрос от читателя: "Я не о Ваших двух фильмах, но в целом, по Вашему мнению, почему в Украине снимается столько говняного кино? Всяческие "Горькая жатва", "Легенды Карпат" и "Дневники Петлюры" - это же явно низкопробный продукт. Лучше ничего, чем такое, потому что оно подрывает доверие к украинскому кино, и из-за такого зритель в кинотеатр второй раз не пойдет на украинский фильм. Или не так?"

Вы знаете, опять же недавно у кого-то в связи с "Бандерасом" на "Фейсбуке" была дискуссия, и какая-то девушка написала по поводу "Червоного", что это худшее, что было снято в Украине за все время, что существует украинское кино. Имеет право человек на свое мнение? Конечно имеет. Кто-то считает, что это все ужасно. Кому-то эти фильмы что-то дали. Нельзя быть категоричным: мы все разные и наше отношение, и наши вкусы формируются нашей жизнью, опытом. Замечательно то, что такое количество фильмов появилось, и закон перехода количества в качество никто не отменял. Это все будет. И надо быть очень наивным, чтобы думать, что... Сколько у нас сейчас фильмов выходит в год – 20-30? Что, все они будут шедеврами? Такого не бывает нигде. Итальянское кино, когда-то выдающееся, времен Феллини, Антониони и Бертолуччи, почти начиная с 80-х годов до недавнего времени, было в ужасном состоянии, ужасного качества, комедии только появлялись. Но потом пошла волна, и сегодня появляются очень интересные фильмы. Мы сейчас говорим о выдающемся итальянском кино, с выдающейся традицией, где она никогда не прерывалась. И рядом наше кино, где была пропасть огромная. Мы практически с 2010 года, когда Госкино стало другой институцией и запустило все эти механизмы, мы сейчас говорим о рождении другого украинского кино. И дискутируем по поводу четырех десятков фильмов за два года. Есть замечательные, есть интересные, есть середнячки, есть откровенно слабые. И уже понятно, что одним из сегментов будут такие фильмы, как комедии, например о DZIDZIO, "Безумная свадьба", которые будут собирать самый большой бокс-офис. Будут фильмы - условно говоря, давайте назовем это арт-мейнстрим, который не для всех. Они пока что некоторое время не будут способны самоокупиться. Но скоро придет это время. И будут фильмы совсем уж для узкого круга, такой артхаус, который будет ориентирован на международные кинофестивали, в которых всегда будет маленький бокс-офис здесь, на родине.

- Но Вы не считаете, что фильмы низкого качества отбивают у зрителя доверие к украинскому кино? Он пошел на одну ленту, заплатил деньги – фейспалм, пошел на другую – опять ему хочется уйти и не досмотреть. Вы не считаете, что откровенно слабые фильмы сейчас не надо на экраны выпускать?

- А что делать, запрещать? Такого быть не может. Давайте еще раз уточним: есть фильмы, которые с помощью государства производятся. Есть еще фильмы, которые снимаются на частные деньги. Все эти проекты проходят отбор, но 100% гарантии нет никогда. Был такой французский писатель и сценарист, он написал сценарии к таким фильмам, как например "Старое ружье" с Филиппом Нуаре и Роми Шнайдер, серия фильмов про Анжелику. У него есть такие слова, что "кино – это огромный труд и немного чуда". Самое парадоксальное заключается в том, что труд должен быть огромным, потому что без огромного труда никакого чуда не будет. Но какой угодно огромный труд не является гарантией того, что чудо произойдет. Вот чудо – в этом, наверное, и есть прелесть кино, вообще творчества. Это чудо контролировать, а тем более гарантировать абсолютно невозможно. Каким бы фильм не был гениальным, если он лежит на полке - это мертвый товар. Фильм живет, когда встречается со зрителем, когда происходит синергия, обмен энергией, когда зритель получает определенный эмоциональный заряд. Я не верю в то, что кино, вообще искусство меняет жизнь. Оно ничего не меняет и ничему не учит, оно способно дать, отдать зрителю эмоциональный заряд. А наш опыт состоит не только из жизненного сегмента. Главный наш опыт, возможно, - это наш эмоциональный опыт. Почему мы смотрим кино, почему мы читаем книги, почему мы слушаем музыку, почему мы ходим в театр и наблюдаем за фейковыми историями, вымышленными? Вот эти истории нам дают эмоциональный опыт. Так уж устроен человек, что он - как маленькая атомная электростанция, которая постоянно вырабатывает энергию. Но для того, чтобы производить энергию, то, что мы отдаем космосу, нам необходимо топливо. А топливо – это эмоции, и нам каждому недостаточно нашего личного эмоционального жизненного опыта. Поэтому мы, как вампиры - забираем этот опыт из фильмов, книг и т.д.

Но я уже забыл, с чего начал этот ответ.

- Мы говорили о плохих и хороших фильмах.

И дошли до чуда, да. А вот чудо - это когда в темном зале горит экран, что-то там происходит полтора-два часа, в зале сидят люди, которые за эти полтора-два часа проживают вот эту жизнь. Не свое личное, они забывают все и проживают эту жизнь. И тогда это все живо, это некая другая реальность, сгусток энергии, это неконтролируемое. Еще раз повторю - 46 млн грн "Безумной свадьбы", это комедия. Это где-то 300-400 тысяч зрителей. Давайте сейчас не будем говорить о том, что у "Безумной свадьбы" хорошая реклама, 5 млн грн - рекламная кампания, я очень рад. И где-то 20 тыс человек – "Бандерас". Абсолютному большинству людей необходим эмоциональный энергетический заряд, который может дать хороший, профессиональный... Я еще кино не успел посмотреть, но все говорят, что это очень профессионально сделанная картина, почти голливудская комедия.

- Ну, есть разные отзывы

Но ведь это чудо произошло - 200 тысяч или больше людей получили огромный заряд от той картины. И некоторый сегмент, которому такой же заряд энергии нужен был от фильма "Позывной "Бандерас".

- То есть человек идет на конкретные эмоции, которые он хочет почувствовать?

Да! Да и нельзя под одну гребенку!

- Может, поэтому и комедия лучше пошла, что человек не хочет серьезного, а хочет смеяться?

Комедия всегда идет лучше и всегда будет так, это данность.

- Как Вы считаете, как общество комедию об АТО воспримет?

Это должно быть настолько талантливое произведение! Есть выдающийся фильм MASH Роберта Олтмена, но опять же, давайте говорить о том, что Олтмен – это Голливуд, это выдающаяся кинематографическая традиция. Сколько о Второй мировой французских комедий с де Фюнесом, Бурвилем и др. Это потому, что там рынок (это не грубое слово, это хорошее слово) предлагает многообразие продукта. А во время войны (а у нас война, и это часть нашей жизни, наша реальность) обострены все чувства. И как бы мы не говорили, что привыкли к войне, к этому привыкнуть невозможно, но большинству необходимо выпустить этот пар. И если сейчас найдется смельчак, команда смельчаков, которые снимут комедию об АТО (это должно быть талантливо и очень и очень аккуратно сделано), резонанс будет грандиозный. Это же, знаете, такая наша коллективная терапия. Теоретически я могу себе представить, что если такой фильм появится, он может вызвать большой скандал и большой резонанс, но в итоге он будет иметь грандиозный терапевтический эффект. Вообще не должно быть никаких табу. Тем более в таком обществе, как наше, которое формируется, которое прошло очень тяжелые времена, которое долгое время просто (я надеюсь, никто не обидится) обществом называлось условно. Кстати, для меня что грузинское, что украинское общество я одинаково воспринимаю. Оно сейчас формируется, что в Грузии, что в Украине, - политические нации формируются. А для того, чтобы сформировалась политическая нация, должна быть национальная идея, должен быть общественный договор: мол, давайте сформируемся как общество, давайте сформируемся как здоровый организм. А для того, чтобы обществу быть здоровым, как минимум оно должно пройти какой-то медосмотр. Если у меня что-то болит и я буду долго замалчивать, это меня может привести к краху.

- Вы готовы снять такую комедию?

У меня сейчас нет такого проекта, но, в принципе, я не боюсь. Теоретически, если это будет талантливо написанная история, почему нет? Самое главное – это хорошо написанная история.

 
 
Поставити питання:

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Онлайн

Все новости на одном канале в Google News

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"